События

« Назад

130 лет Карелу Чапеку! 09.01.2020 11:39

Карел Чапек. 130 лет классику чешской литературы и "крёстному отцу роботов"

 


130 лет назад родился Карел Чапек (Karel Čapek) — один из самых известных чешских писателей XX века, прозаик и драматург, автор таких знаменитых произведений, как  «Средство Макропулоса», «R.U.R.», «Война с саламандрами», а также множества рассказов, эссе, фельетонов, сказок, очерков и путевых заметок, в том числе и в детективном,юмористическом жанре...  а также переводчик современной французской поэзии (Аполлинер и др.). Собственно говоря, в России из чешских писателей кроме Чапека известен разве что Гашек....

А еще Карел Чапек увлекался фотографией и оставил свой след в истории фотографии в Чехословакии... Оставил он свой след и в фантастике, стал "крестным отцом" роботов... 
Талантливый человек, которому много удавалось, чьи произведения до сих пор пользуются популярностью...   И при этом его не любили и нацисты, и коммунисты... Что является явным признаком просто порядочного человека.
Карел Чапек родился 9 января 1890 г. в Мале-Сватоновице близ Трутнова, Австро-Венгрия (ныне Чешская Республика), в семье заводского врача Антонина Чапека. Учился в гимназии в г. Градец-Кралове, затем в Праге.
В 1915 году получил учёную степень доктора философии в Карловом университете, также занимался философией в университетах в Берлине и Париже.
Ужасы и потрясения Первой мировой войны и нежданно нагрянувшая болезнь позвоночника изрядно поменяли мировоззрение Карела. Из юного анархиста и мечтателя он превратился в прагматика и скептика. Что, между прочим, более подобало доктору философии, каковым он стал, закончив в 1915 году Пражский университет. Впрочем, научная карьера занимала Чапека мало.

По состоянию здоровья не был призван в армию и короткое время работал гувернером в семье графа Лажански. Осенью 1917 стал работать журналистом и критиком в газете Národní listy («Национальная газета»), с 1921 до своей смерти работал журналистом и культурным и политическим редактором в газете Lidové noviny («Народная газета»).

О журналистике у К.Чапека есть немало метких строчек.
Забавляет , например, сцена, где метко подмечена склонность журналистов к шаблонам и штампам:
В глубине аудитории кто-то скромно кашлянул и встал. Это был тощий, пожилой субъект с ходившим от волнения кадыком.
   - Я... г-м-м.. - застенчиво сказал он, - если никто... то я, пожалуй, разрешу себе...
   - Подойдите! - перебил его американец. – Садитесь здесь. Говорите первое, что вам придет в голову.   Задумываться и размышлять нельзя, говорите mechanically, бессознательно. Поняли?
   - Да-с, - поспешно ответил испытуемый, видимо смущенный вниманием такой высокопоставленной аудитории. Затем он откашлялся и испуганно замигал, как гимназист, держащий экзамен на аттестат зрелости.
   - Дуб, - бросил профессор.
   - Могучий, - прошептал испытуемый.
   - Как? - переспросил профессор, словно не поняв.
   - Лесной великан, - стыдливо пояснил человек.
   - Ага, так. Улица.
   - Улица... Улица в торжественном убранстве.
   - Что вы имеете в виду?
   - Какое-нибудь празднество. Или погребение.
   - А! Ну, так надо было просто сказать "празднество". По
возможности одно слово.
   - Пожалуйста...
   - Итак. Торговля.
   - Процветающая. Кризис нашей коммерции. Торговцы
славой.
   - Гм... Учреждение.
   - Какое, разрешите узнать?
   - Не все ли равно! Говорите какое-нибудь слово. Быстро!
   - Если бы вы изволили сказать "учреждения"...
   - Well, учреждения.
   - Соответствующие! - радостно воскликнул человек.
   - Молот.
   - ... и клещи. Вытягивать ответ клещами. Голова несчастного была размозжена клещами.
   - Curious, - проворчал ученый. - Кровь!
   - Алый, как кровь. Невинно пролитая кровь. История,
написанная кровью.
   - Огонь!
   - Огнем и мечом. Отважный пожарник. Пламенная речь. Mene tekel.
   - Странный случай, - озадаченно сказал профессор. -
Повторим еще раз. Слушайте, вы должны реагировать лишь на самое первое впечатление. Говорите то, что automatically произносят ваши губы, когда вы слышите мои слова. Go on. Рука.
   - Братская рука помощи. Рука, держащая знамя. Крепко сжатый кулак. Не чист на руку. Дать по рукам.
   - Глаза.
   - Завязанные глаза Фемиды. Бревно в глазу. Открыть глаза на истину. Очевидец. Пускать пыль в глаза. Невинный взгляд дитяти. Хранить как зеницу ока.
   - Не так много. Пиво.
   - Настоящее пльзеньское. Дурман алкоголя.
   - Музыка.
   - Музыка будущего. Заслуженный ансамбль. Мы – народ музыкантов. Манящие звуки. Концерт держав. Мирная свирель. Боевые фанфары. Национальный гимн.
   - Бутылка.
   - С серной кислотой. Несчастная любовь. В ужасных мучениях скончалась на больничной койке.
   - Яд.
   - Напоенный ядом и желчью. Отравление колодца.
   Профессор Роусс почесал затылок.
   - Never heard that ... Прошу вас повторить. Обращаю ваше внимание, джентльмены, на то, что всегда надо начинать с самых plain , заурядных понятий, чтобы выяснить интересы испытуемого, его profession , занятие. Так, дальше. Счет.
   - Баланс истории. Свести с врагами счеты. Поживиться на чужой счет.
   - Гм... Бумага.
   - Бумага краснела от стыда, - обрадовался испытуемый. - Ценные бумаги. Бумага все стерпит.
   - Bless you (14), - кисло сказал профессор. - Камень.
   - Побить камнями. Надгробный камень. Вечная память, - резво заговорил испытуемый. - Ave, anima pia.
   - Повозка.
   - Триумфальная колесница. Колесница Джаггернаута.Карета скорой помощи. Разукрашенный грузовик с мимической труппой.
   - Ага! - воскликнул ученый. - That's it! Горизонт!
   - Пасмурный, - с видимым удовольствием откликнулся испытуемый. - Тучи на нашем политическом горизонте. Узкий кругозор. Открывать новые горизонты.
   - Оружие.
   - Отравленное оружие. Вооруженный до зубов. С развевающимися знаменами. Нанести удар в спину. Вероломное нападение, - радостно бубнил испытуемый. - Пыл битвы. Избирательная борьба.
   - Стихия.
   - Разбушевавшаяся. Стихийный отпор. Злокозненная стихия. В своей стихии.
   - Довольно! - остановил его профессор. - Вы журналист, а?
   - Совершенно верно, - учтиво отозвался испытуемый. – Я  репортер Вашатко. Тридцать лет работаю в газете.
   - Благодарю, - сухо поклонился наш знаменитый американский соотечественник. - Finished, gentlemen .
Анализом представлений этого человека мы бы установили, что... м-м, что он журналист. Я думаю, нет смысла продолжать. It would only waist our time. So sorry, gentlemen!

(Эксперимент профессора Роусса)

И по сей день актуальны  "Двенадцать приемов литературной полемики или Пособие по газетным дискуссиям" :
...и трудно было  бы  отыскать  что-либо такое, что  знаток
журнальных споров признал бы недозволенным  приемом, неведением  боя, грубой
игрой, обманом  или неблагородной уловкой. Поэтому  нет  никакой возможности
перечислить и  описать все приемы полемической борьбы  ; двенадцать приемов,
которые  я приведу, - это  лишь наиболее распространенные,  встречающиеся  в
каждом, даже  самом  непритязательном  сражении  в  печати.  Желающие  могут
дополнить их дюжиной других.


В 1921-1923 гг. К. Чапек был драматургом пражского «Театра на Виноградах». Писательница и актриса этого же театра, Олга Шайнпфлюгова, с 1920 была его знакомой и близким другом , а в 1935 году они вступили в брак.

Активно занимался литературой с 1916 года (сборник рассказов «Сияющие глубины», написан в соавторстве с братом Йозефом). Его прозаические произведения были разными по характеру - тут и лирика, и  тонкий юмор , и философские размышления, и реализм... Автор знаменитых пьес «Средство Макропулоса» (Věc Makropulos, 1922), «Мать» (Matka, 1938), «R.U.R.» (Rossumovi Univerzální Roboti, 1920), романов «Фабрика абсолюта» (Továrna na absolutno, 1922), «Кракатит» (Krakatit, 1922), «Гордубал» (Hordubal, 1933), «Метеор» (Povětroň, 1934), «Обыкновенная жизнь» (Obyčejný život, 1934; последние три образуют т. н. «философскую трилогию»), «Война с саламандрами» (Válka s mloky, 1936), «Первая спасательная» (První parta, 1937), «Жизнь и творчество композитора Фолтына» (Život a dílo skladatele Foltýna, 1939, не закончен), а также множества рассказов, эссе, фельетонов, сказок, очерков и путевых заметок. Переводчик современной французской поэзии (Аполлинер и др.)...

На страницах газеты «Лидове новины», сотрудником которой Карел Чапек оставался долгие годы, впервые были опубликованы многие его романы. Популярность на родине росла со стремительностью снежного кома. Мировое признание Чапеку принесли пьесы.
Драма «R.U.R.» (1920) с триумфом прошла по театральным подмосткам многих европейских стран, породив массу последователей и подражателей. В России, например, Алексей Николаевич Толстой создал по её мотивам пьесу «Бунт машин».

Кстати, эта драма Чапека обогатила международный лексикон новым словом — «робот» (говорят, его придумал и подарил брату Йозеф Чапек). В этой почти юношеской пьесе уже содержались намеки на предстоящие трагедии. Но кто их слышал, смакуя оригинальный фантастический сюжет «R.U.R.»а?
Фантастический сюжет стал основой и других пьес Чапека — «Средство Макропулоса», «Белая болезнь», а также романов «Фабрика Абсолюта», «Кракатит», «Война с саламандрами». И всё же не только фантастика как таковая являлась главным содержанием этих произведений. Писателя волновали проблемы современного ему общества — социальные потрясения и конфликты, предчувствие надвигающейся на Европу катастрофы...
Это видно по его антиутопиям «Фабрика абсолюта», «Кракатит» и «Война с саламандрами».

Ещё при жизни Чапек  получил широкое признание как в Чехословакии, так и за её пределами: был номинантом Нобелевской премии по литературе 1936 года, основателем и первым председателем Чехословацкого Пен-клуба (в 1925-1933), членом Комитета Лиги Наций по литературе и искусству (с 1931); в 1935 выдвигался на должность президента Международного Пен-Клуба Г. Уэллсом, его тогдашним президентом (отказался от поста по причине болезни).

Чапек был увлекающимся человеком. Например,  он коллекционировал ковры и слыл экспертом в этой сфере. И даже написал детективные рассказы, посвященные этому виду коллекционирования: «Редкий ковёр» и «Восток». Чапек также коллекционировал  кактусы, и в этом деле тоже преуспел. Кактусы им были воспеты в «Похищенном кактусе» и «О любителях кактусов».
А еще Чапек любил братьев наших меньших. О собаках он писал  в «Минде, или О собаководстве», а так же в «Дашеньке, или Истории щенячьей жизни». Очень трогательные и добрые произведения.

Помимо литературы и журналистики К.Чапек снискал известность как фотограф-любитель. Рассказ «Человек и фотоаппарат», посвящённый борьбой начинающего фотографа с непослушной техникой, актуален и по сей день. Пусть теперь и цифровая фототехника, но некоторые места из этого рассказа прямо как будто сегодня написаны... :))
 

 
Кажется, большинство имеющих фотоаппарат получают его в подарок - на рождество или именины. Фотографический аппарат относится к предметам, о которых нормальный человек мечтает с детства, в то же время считая их излишними. Но к подаркам у человека никогда нет правильного профессионального подхода: подаренным фотоаппаратом владелец его стреляет направо и налево, как буйный помешанный, которому попал в руки браунинг, - сам изумляясь, что иногда получается снимок. При этом он никогда не пытается постичь великие тайны - например, что же, собственно, делается там внутри: он явно избегает касаться таких технических подробностей, как шторка, резкость или, скажем, экспозиция. У него к аппарату отношение отчасти суеверное: бог пошлет - выйдет; не пошлет - не выйдет. Говорю вам: с дареным фотоаппаратом профессионально работать невозможно. Если вы хотите заниматься фотографией профессионально, то купите себе аппарат сами. Но предварительно надо примерно в течение года объявлять при встрече всем знакомым, что вы собираетесь приобрести фотоаппарат. - Покупайте Альфу, - авторитетно посоветует один. - У меня Альфочка. Снимает изумительно. - Я бы Альфу даром не взял, - с возмущением заявит другой. - Если хотите иметь хороший аппарат, покупайте только Дюрреншмидта. У меня Дюрреншмидт. Вот это снимки! - С Дюрреншмидтом пропадете, - предупреждает третий. - Купите себе лучше зеркальную камеру. Зеркалка надежней всех. (Человек и фотоаппарат ) 

Интересно, что книга фотографий К.Чапека  «Дашенька, или Жизнь щенка» была самой публикуемой в межвоенной Чехословакии.
 
Под заглавием «Дашеньки» написано: «Для детей написал нарисовал сфотографировал и испытал Карел Чапек». Писатель как фотограф-дилетант брал в руки аппарат, чтобы «испытать» ту самую радость от нажатия на спуск, которую приносит перенос частиц окружающего на идейку, и познать ту самую горько-сладкую радость от разглядывания своего снимка. Карел Чапек временами занимался фотографированием. Точно так же он иногда копался в саду. В борьбу с тайнами фотографии он вступил так же, как с удовольствием заглядывал в скрытые уголки больших, малых и совсем крошечных вещей, как всегда на то или иное время поддавался какой-либо коллекционерской страсти.

К. Чапек вступил в игру с фотоаппаратом, чтобы добраться до сути фотографии. Он прошел курс обучения техники, преодолел мелкие неудачи субъективного и объективного характера (над которым потом он остроумно иронизировал) и, вооружившись теоретическими познаниями, «отравился на ловлю» снимков. Принцип фотографической охоты («увлекательной, еще более захватывающей, чем на пугливую зебру или бенгальского тигра») он описывает и в «Дашеньке», бывшей и остающейся прекрасным начинанием с точки зрения единства слова, рисунка и фотографического изображения.

Вышедшая в 1944 и десять раз переизданная до 1940 г., «Дашенька» является единственным известным широкой общественности фотографическим наследием Карела Чапека. Парадоксально, собственно говоря, что Чапек, писатель, активно фотографировавший примерно три года» стал у нас одним из популярнейших в тридцатых годах фотографов. 
Издание «Дашеньки» как одной «из первых публикаций с иллюстрациями» связанных с появлением ротационной печати», было образцом для многих других публикаций подобного рода. В том же году появились и первые фотоиллюстрации художественной литературы.

Фотоохота на Дашеньку, достаточно понятная из книги, помогает уяснить себе фотографический метод Чапека. Его фотографии сделаны большей частью в минуты отдыха, а также и ради отдыха и как снимки сувенирного плана. Лишь изредка встречаются классические кадры «в семейный альбом». Юмористическая нота присутствует во многих фотографиях, особенно на портретах близких Чапека (льющий себе на ботинки Франтишек Лангер). Наряду с моментальными кадрами, в большинстве своем «сыгранными», в Чапековом портретном творчестве мы находим и попытки фиксирования «характеристики» персонажа. Некоторые снимки людей из Оравы имеют прямой характер портретных набросков, неких эподов для запоминания лиц. Почти естественным для Карела Чапека было делать этнографические фотопортреты «лицо в лицо». Объекты знали, что их фотографируют. «Незамеченных» моментальных фотографий» снимков людей, сделанных как бы «украдкой», мы у Карела Чапека почти не найдем. Непосредственный характер снимков объясняется» видимо, тем, что при съемке Чапек с людьми разговаривал или просто смешил их своими выходками (чем заодно мог скрывать и свои несомненные робость и смущение).

Весьма интересными в  являются его естественные и искусственные натюрморты.
Чапека-фотографа интересуют не какие-нибудь налившиеся бутоны и пышные соцветия, гигантские цветы, а цветочки самые скромные и листики.

И на матовом стекле являлся ему новый мир, заново открываемый и одновременно создаваемый. Как, например, впечатляющая композиция с тремя кактусами, тенью и контражуром, моделирующим эти иголочки, которые так здорово колются...

Домашние вещи, что мы видим на пленках Чапека, в плане символическом акцентируются старым крестьянским стулом в лучах солнца, проникающих через окно, а под стулом, как символ домашнего очага, лежит пара деревянных башмаков. Но так ли уж проста эта рвущаяся на поверхность лапидарная символика?

Все это волшебство рядового сельского дома, игра света и тени, сабо под прогретым солнцем стулом и, как знак действия, блестящая поверхность стола?

Фотографирование была в жизни Чапека только относительно непродолжительным эпизодом; его нужно было познать, испытать и описать. Фотографии   была посвящена единственная статья Чапека 1930 года, написанная в легком тоне, подходящем для увлечения, которому место вполне подходило бы в спортивной рубрике газеты или журнала. При этом Чапек не писал в ней о фотографии, а, скорее, о «человеке фотографирующем любительском». То есть о том самом любителе-фотографе, способном, несмотря на все выкрутасы камеры, гордиться удавшимся снимком. Мало где так метко объясняется, почему вообще эти люди фотографируют. Эти «лихорадочное напряжение азарта» и «такое как бы честолюбие, соединенные с «авторским и в то же время собственническим тщеславием» над своим фотоаппаратом, не исчезли даже с появлением на 100 % автоматизированных камер где достаточно нажать в нужный момент на спуск.

Изучение работ Чапека позволяет определить и его отношение к данному виду творчества. Во-первых, фотография существует для того, чтобы отражать действительность, «неисчерпаемую красу подлинных вещей», «очарование личных контактов», «внешность милых сердцу людей», «конфиденциальность воспоминаний». Именно таково содержание чапекова фотонаследия.
А затем требуется уразуметь,  что в своей статье Чапек недвусмысленно отвергает игру фотографии в искусство: «Все это ценнее, нежели делать картинки вроде нарисованных, копировать литографии или офорты, создавать настроение, полумрак и предаваться прочим живописным фокусам». Этот приговор уже весьма зрелому в 1931 году течению пиктореалистской фотографии, с его пристрастием к мягко прорисованным настроениям и постижению атмосферы, согласуется с прогрессивными тенденциями в чешской фотографии, согласно которым действительность «должна быть отражена верно и остро».

Более чем скромные фото Йозефа Чапека были опубликованы еще в 1920 г., когда фотография находилась в плену у символизма, модерна и академизма, когда любители упивались патриотическим аспектом своей работы.
«Книжка эта, даже в европейском масштабе необычайно проницательная, открывает искусству и фотографии новые перспективы. ..»(А. Дуфек).
И более поздние взгляды Йозефа показывают, что подходы братьев к фотографии различаются. Философский дух Йозефа Чапека возносит её в самые возвышенные сферы, тогда как интерес Карела (равно как и к фильму, которому он уделял куда как больше внимания) оставался как бы «приземленным», нацеленным скорее на «человека фотографирующего». Его не волновала суть фотографии как средства информации или творчества, столь занимавшего тогда чешский авангард.

При этом очевидно, что Карела Чапека фотография «сглазила» («Сделать свою первую картинку — это один из самых увлекательных моментов в жизни»). Его художественный дар и природный ум были ключом» открывшим ему тайны её волшебства. Собственно говоря» не удивительно» что такой чувствительный и восприимчивый человек» как Карел Чапек, создал фото, захватывающие своей эмоциональностью. Они открывают нам его душу, служат дальнейшему познанию его самого, а не фотографии. Они обогащают звучание близко знакомых из литературного его наследия слов, согревают и ласкают нас прикосновением к миру Чапека, открывая нам его вновь и вновь.

"Фотограф Карел Чапек" ( Павел Шейфлер, Fotografie)


***

В последние годы жизни К.Чапек оказался фактически в полной политической и личной изоляции, после того как отказался покинуть страну после отставки и эмиграции её тогдашнего президента Эдварда Бенеша.
Ещё можно было спастись. Всемирно известного писателя с радостью приняли бы и в Англии, и во Франции. Но он — интеллигент, философ и «человек мира» — в тот страшный час предпочёл остаться со своей страной.
Карел Чапек вполне сознавал, что его ожидает. Такой беспощадной сатиры на гитлеровскую Германию, какую он создал в романе «Война с саламандрами», ему, конечно, не простили бы. И не простили.

Почти сразу после оккупации Праги за писателем пришли. Но на этот раз эсэсовцы опоздали. Смерть забрала Карела Чапека раньше. Убеждённый антифашист К.Чапек скончался от двустороннего воспаления лёгких 25 декабря 1938 г., полученного в результате работ по ликвидации наводнения незадолго до полной немецкой оккупации Чехословакии.
Как раз на Рождество по григорианскому календарю...
Болезнь оказалась проворнее гестапо, тем самым избавив писателя от мук и страданий, от трагической судьбы его брата Йозефа, который прошёл через многие фашистские тюрьмы и лагеря и умер в концлагере Берген-Бельзен от тифа в апреле 1945 года.

К.Чапек похоронен на мемориальном кладбище в Вышеграде. Его архив был спрятан вдовой, Олгой Шайнпфлюговой, в саду усадьбы Стрж в селе Стара-Гуть (у городка Добржиш, в 35 км к югу от Праги), где писатель провел последние три года жизни, и обнаружен после войны.

Творчество Чапека, который был личным другом и многолетним собеседником Т. Г. Масарика, одного из руководителей Чехословакии, пропагандировал многие его идеи (книги «Разговоры с ТГМ» и «Молчание с ТГМ») и не проявлял особых симпатий к социализму (известная статья «Почему я не коммунист»), в коммунистической Чехословакии первое время было под запретом, но с 1950-1960-х годов вновь стало активно издаваться и изучаться.

Помню, как с детских лет читал запоем рассказы К.Чапека. Мне нравились его "рассказы из карманов"...
Тонкий, мягкий, добрый юмор, приятная манера изложения, внутренняя доброта и интеллигентность присущи произведениям Чапека, которые и по сей день остаются верными спутниками людей....

Интересно, что Карел Чапек и его брат и соавтор художник Йозеф являются изобретателями слова «робот». Карел ввёл в действие пьесы «R.U.R.» человекоподобные механизмы и назвал их «лаборами», от латинского слова labor («работа»). Но это название не понравилось автору, и, посовещавшись с братом-художником, оформлявшим декорации спектакля, он решил назвать эти механизмы словацким словом, имеющим такое же значение (по-чешски «работа» — práce, а robota означает «каторга», «тяжёлая работа», «барщина»).
И своеобразный отклик из наших дней, как признание заслуг "крёстного отца" роботов:  среди инопланетных рас и планет "Футурамы" есть и Чапек 9 (англ. Chapek 9) — планета, колонизированная роботами-человеконенавистниками 600 лет назад. На планете не существует какой-либо флоры и фауны. Планета содержит лишь тонкий слой атмосферы, который позволяет даже днем видеть звезды. Первое появление планеты было в эпизоде Fear of a Bot Planet. Названа так в честь Карела Чапека, одного из изобретателей термина «робот»...

https://tverdyi-znak.livejournal.com/304162.html


Новости
13.07.20

13 июля отмечает Юбилей Сэр Патрик Хьюз Стюарт - британский актёр театра, кино и телевидения, один из основных актёров королевской Шекспировской труппы

11.07.20

11 июля отмечает Юбилей Елена Антоновна Камбурова - Народная артистка РФ, Лауреат Государственной премии РФ, основательница и Художественный руководитель Московского театра музыки и поэзии

11.07.20

11 июля родился Юл Бриннер (1920-1985) - американский актёр театра и кино

11.07.20

11 июля родился Пятрас Вайчюнас (1890-1959) - литовский поэт и драматург

11.07.20

11 июля родился Габриэл Мкртичевич Сундукян (1825-1912) - выдающийся армянский писатель, драматург, один из основателей критического реализма в армянской литературе